Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню
среда
21 февраля

Саммит АТЭС: ожидания и реальность

10 ноября 2017, 10:13 | Даниил Эпштейн

В пятницу, 10 ноября, во вьетнамском городе Дананг стартует юбилейный, 25-й саммит АТЭС. Основная программа мероприятия рассчитана на два дня. Одним из наиболее ожидаемых событий является встреча российского президента Владимира Путина с его американским коллегой Дональдом Трампом. Она намечена на первый же день работы саммита.

Основные темы, которые будут обсуждаться, — Северная Корея, Украина и Сирия, прогнозирует аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. При этом особых прорывов, по его мнению, ждать не приходится. Надежды на то, что личный диалог лидеров России и США поможет растопить лед в отношениях двух стран и позволит свернуть с пути конфронтации на путь кооперации, угасли уже после первой встречи президентов.

Условный прорыв может быть только по сирийскому направлению, просто потому, что там по факту сейчас уже добивают остатки ИГ (террористическая организация, запрещенная в России), и возникает вопрос: как дальше всем вместе обустроить Сирию — и экономически, и политически. «И здесь, я думаю, какие-то общие контуры два президента могут обозначить», — сказал Бышок «Ридусу».

В целом на саммите также будет наверняка затронута проблема Северной Кореи.

«Мы понимаем, что северокорейский режим существует с 50-х годов ХХ века в большей степени благодаря тому, что его так или иначе поддерживает Китай, а другие страны региона все-таки в некотором отдалении находятся от Корейского полуострова и в меньшей степени задействованы в этой проблеме. Но, я думаю, это тоже будет обсуждаться», — рассуждает политолог.

Скорее всего, много времени будет посвящено и дискуссиям о возможности дополнительного участия всех соседей Китая в его глобальных проектах. В первую очередь, конечно, это касается «Нового шелкового пути».

Смена ориентиров

Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество — межгосударственный форум, созданный для содействия экономическому росту, сотрудничеству, торговле и инвестициям в регионе. Он не имеет устава, поэтому юридически не является организацией и действует как консультативный орган для обсуждения экономических вопросов.

Вместе с тем экономическая зона форума является наиболее динамично развивающейся в мире. Уже сейчас на долю участников АТЭС приходится свыше 60% мирового ВВП и почти половина оборота международной торговли. Участниками форума являются 19 стран и две территории, не имеющие государственного статуса (Тайвань и Гонконг), поэтому членов АТЭС принято называть «экономиками».

Достаточно много стран выражают желание пополнить состав участников форума. Но этому препятствует решение о моратории на его расширение, принятое в 1998 году, одновременно со вступлением в АТЭС России, Вьетнама и Перу. Сначала он был введен на 10 лет, а в 2010 году продлен на неопределенный срок.

Заинтересованность потенциальных претендентов понятна: АТЭС играет все более серьезную роль в мире. Многие эксперты отмечают, что центр мировой экономики постепенно перемещается в Азию. Но пока этот регион по-прежнему представляет собой скорее сборочный цех планеты, отмечает Бышок.

«Несмотря на то что значение АТЭС повышается, в глобальном разделении труда это все еще вторичное объединение по отношению к Евроатлантическому блоку, который производит современные технологии, современные тренды в компьютерной науке, да и в моде, в кинематографе, во всем прочем», — напоминает он.

Тот же китайский «Новый шелковый путь» (очень глобальная история, похожая на великие стройки коммунистической эпохи в Советском Союзе), по сути, выстраивается как канал поставок с востока на запад некой продукции, которая хотя и была на Востоке сделана, но по лекалами и программам, созданным и реализованным на глобальном Западе.

Курс на внутренний рынок

Учитывая, что мировой спрос несколько падает, и Китай, и Россия должны ставить (и, в общем-то, ставят) перед собой цель постепенно переходить от экономики, ориентированной на экспорт (в случае России это энергоносители, в случае Китая более широкая линейка продукции), к развитию внутренних рынков.

«Соответственно, для России это переход от экономики добывающей к экономике производящей, а для Китая просто повышение зарплат и уровня жизни в целом населения, чтобы оно, условно говоря, могло покупать те айфоны, которые сами же производят для Америки и Европы», — поясняет эксперт.

Тем не менее есть общие мировые проблемы, которые объединяют всех. Прежде всего это проблемы терроризма и межэтнических конфликтов, переплетенных с религиозными. В странах АТЭС тоже есть исламский фактор, который также будет наверняка многократно обсуждаться в ходе саммита. Есть проблема борьбы с наркотиками. «Президент Филиппин Родриго Дутерте — чемпион брутального способа борьбы с наркобандами», — иронически напоминает Бышок.

Сбалансированная политика 

Если АТЭС играет все более важную роль в мировых процессах, то в самом АТЭС все более заметным становится влияние России. Среди приоритетных тем саммита — содействие устойчивому, инновационному, инклюзивному росту; укрепление конкурентоспособности малого и среднего бизнеса в эпоху цифровых технологий. Все это полностью отвечает основным направлениям российской экономики. Сегодня цифровая экономика, развитие и внедрение информационных технологий находятся в зоне особого внимания государства.

«Разворот на Восток» стал вполне логичным шагом для страны, которая обладает уникальными преимуществами в регионе. В их числе экологически чистые земли, природные ресурсы, международные транспортные коридоры и высокий человеческий капитал.

В отличие от политики первого президента РФ Бориса Ельцина, которая была направлена, так сказать, на отрицание восточных границ страны и развитие исключительно связей с глобальным Западом, политика Путина лучше всего характеризуется словом «баланс», считает Бышок.

По его словам, несмотря на европейскую направленность русской культуры, с точки зрения географии мы в большей степени граничим с азиатскими регионами. В мире всего несколько стран (Россия, Китай, Индия и США), настолько больших, что они, как правило, и сами не хотят, да и не могут в силу своих размеров ни к кому присоединяться. И либо другие государства присоединяются к такой стране, либо она играет роль некоего балансирующего фактора.

«И, мне кажется, политика Путина в международном отношении как раз таки учитывает этот фактор нашей политической неподвижности. Мы граничим и с Западной Европой, и с Азией, и с Ближним Востоком через Кавказ, — продолжает эксперт. — И в Азиатско-Тихоокеанском регионе Россия воспринимается как балансирующая страна, которая, с одной стороны, никому из этого региона не кажется угрозой, с другой, будучи равноудаленной от большинства конфликтов, которые там происходят (не обязательно военных, но и экономических, политических), может быть хорошей площадкой для мирных переговоров, хорошим арбитром».

Для самой России эффективное взаимодействие с партнерами по региону — залог развития Дальнего Востока. С этой точки зрения имеет символическое значение проект по совместному развитию Курильских островов с Японией.

«Это идея буквально последних лет, которая сейчас осуществляется потихоньку. Но, в принципе, нужно понимать, что Дальний Восток будем развивать мы сами. Большая часть денег и какой-то поддержки информационной и технической будет идти из Центральной России. Я думаю, что это вполне осуществимо и абсолютно вяжется с интересами ближайших соседей в регионе, прежде всего Китая. Очевидно: чем больше будет развит российский Дальний Восток, тем больше будет объем приграничной торговли. Это также укрепит наши экономические связи с Японией, с Южной Кореей», — резюмирует Станислав Бышок.

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (0)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети: